ВЕРСИЯ ДЛЯ СЛАБОВИДЯЩИХ

Календарь событий

Праздники России

Новые поступления

Vili


 

kalendar

Отправить в FacebookОтправить в Google BookmarksОтправить в LinkedInОтправить в LivejournalОтправить в OdnoklassnikiОтправить в Vkcom

Разработано совместно с jtemplate шаблоны Joomla

Яндекс.Метрика
СДЮСШОР "Огонек"
 

 

В. Курбатов

 

 

 

Леонарду Дмитриевичу Постникову

 

 

 

С младенчества дух спорта в нас горел –
 
Ещё от бани, музыкальной школы.
 
И верно был бы жалок наш удел,
 
Когда б из нас не гнули Вы подковы.
 
 
 
Предчувствуя, что Ваш упорный нрав
 
Вас вознесёт в живые олимпийцы,
 
Мы знали, что Аринина гора
 
И для страны окажется столицей,
 
 
 
Высокой школой лучших мастеров
 
Фристайла, санок, скоростного спуска,
 
Что сотни леонардовых птенцов
 
Покажут власть «варначьего» искусства.
 
 
 
…Теперь Вы перебрались за реку.
 
Вас перебрали…Мир на это ловок.
 
Да расскажите-ка миру-дураку,
 
Что ничего не сделаешь с подковой!
 
 
 
Нас можно гнуть, гнать в воду и огонь,
 
Грозить перекрываньем кислорода,
 
Да только сердца нашего не тронь –
 
Там сталь казачьего подкованного рода.
 
 
 
С высоким словом к Вам не подступись –
 
Присвистните да и рванёте мимо,
 
А только вон за Вами Ваша жизнь –
 
Чиста, прекрасна и неоскорбима!
 
 
 
Вас гнули так и эдак. Ну и что ж!
 
«Пошлёте» всех, да и опять за дело!
 
Да здравствуйте! И ставьте ни во что
 
Пустые юбилейные припевы.
 
 
 
Но только будьте! Стойте на земле!
 
И оставайтесь Ермаком и Грином,
 
Пока легки и крепки Вы в седле –
 
И мы под знаменем, и мы ещё дружина!
 

В. Шилова

 

Аринина гора

 

Аринина гора с крутыми склонами
Гостеприимно распахнула дверь –
Встречает снова низкими поклонами
Спортсменов звёздных Чусовой и Пермь.
Горит наш «Огонёк» лучами яркими,
Собрав к себе весёлый звездопад,
Пленяя зрителей боями жаркими.
И щурит взгляд премудрый Леонард.
Вот мчатся саночники по ледовой трассе,
А лыжники балетом всех дивят:
От акробатики наш зритель в полном трансе,
Фристайл – любимец чусовских ребят.
Прославил Деветьяров Михаил
Любимый город юности моей.
С Арининой горы шагнули в мир
Сунгатова и Щуплецов Сергей.
Наш олимпийский «Огонёк», гори
На склоне чусовских Уральских Альп,
Спортсменам чувство радости дари,
А звёздам будущим – победный старт!
 

Г. Светлакова (Лапчева)

 

Леонарду Дмитриевичу ПОСТНИКОВУ

 

Леонард, «Леонардо Да Винчи»,
Мы заслуги твои признаём,
Но по старой ещё привычке
Меж собой тебя Лёней зовем.
Боже, как это было давно.
На  Советской в общаге мы жили,
И хоть вам не хотелось, но
Двух «историков» к вам подселили.
И один из них был незрячий.
На баяне неплохо играл.
И ты первый ребятам сказал:
«Потеснимся, а как же иначе»,
Ты был старший, и все согласились.
Только Звонов Афоня бурчал.
Ну, а вскоре вы все подружились,
Вася вам на баяне играл.
Почему-то немного грустили
Твои вдумчивые глаза.
Может быть, уж тогда манили
Тебя «Алые паруса»?..
Наконец, закончив ученье,
Защитив на «отлично» диплом,
Получив в облоно назначенье,
Оказался ты в Чусовом.
Школа в здании старом ютилась,
По тебе была явно мала.
Ведь душа на просторы просилась,
Где бы крылья расправить могла.
Мечта твоя в реальность воплотилась.
А на Арининой горе
На радость нашей детворе
Своя спортшкола появилась.
И вот освоена санная трасса,
Натурбан, бобслей и фристайл,
Немало мастеров «Огонёк» воспитал
Международного, высшего класса…
Но новой мечтой одержимый,
Ты снова со страстью за дело берёшься.
Про тебя говорят «двужильный»,
И когда же ты, право, уймёшься?
Чтоб к истокам веры своей возвратиться,
Ты громадный пласт культуры поднял,
И создал, собрав по крупицам,
Этнографический мемориал.
Находясь в круговерти лет,
Ты сумел победить невзгоды,
Носишь так же, как в прошлые годы,
Лихо свой неизменный берет.
И, несмотря на возраст и седины,
Ты не сдаешь позиции пока.
Фантазию, заимствовав у Грина,
А силу духа взяв у Ермака.
То ль заря на Востоке сияет,
Цвет багряный разлив в небеса,
То ли ветер шальной подувает
Твои «Алые паруса».
 

Л. Грибель

 А.Постникову
 
 
Есть на земле уголки сокровенные –
Речка, деревня и сад, где смородина.
Лучшие там пролетали мгновения
Детства с названием «малая родина».
С ней, уходя в автономное плаванье,
Мы, вырастая, навеки прощаемся.
Но корабли возвращаются в гавани,
Мы же к истокам своим возвращаемся.
Что это? Дань улетевшему прошлому?
Тяга к ушедшему, светлому, первому?
И вспоминаем мы только хорошее.
Так уж устроена память, наверное.
 
Память? А кажется, ветры былинные
Кружат над снегом покрытыми кронами…
Эта гора под названьем Аринина
С санными трассами, с лыжными склонами…
Змейка воды, под землёю рождённая,
Рвётся наверх, что и я – во вселенную,
Струйкой прозрачною, чистой, студёною
В жизнь эту бурную, жизнь эту бренную.
Рвемся, а надо ли? Темпы, тихи пока.
Жизнь то галопом несёт, то размеренно.
Есть – Леонардо. Есть – речка Архиповка.
Значит, не всё ещё в жизни потеряно!
 

Аринина гора

 

Гора Аринина и тишь.
Уснули склоны под снегами.
А мы всё топчем снег ногами,
В который раз следами лыж.
Потом стрелою вниз. Эй-ей!
И так весь день. А после – печка –
«Буржуйка». И ищу местечко
Согреть себя среди друзей.
Темно. И склоны гор чисты.
Я возвращаюсь с тренировки:
С вершины в город очень ловко
Врываюсь в чашу темноты.
Снимаю лыжи. В дом вхожу.
Там братья и сестра. Уютно.
А мать опять ежеминутно
Твердит мне, что я весь дрожу:
«Не заболел ли ты у нас?»
А я во сне уже витаю,
С горы Арининой летаю,
Скольжу вдоль горнолыжных трасс. 
 

Ю. Беликов

136-й километр

 

Здесь плавающие лезвия стрекозы
жужжат – шелестят над осокой.
Или это  Васька Каменский
на своем «Блерио»?
 
Здесь  - Троица храмов:
один – над водой,
другой – в озерце,
посредине которого фонтан
учит брызги ходить на пуантах…
Или это колчаковцы
бросили в ил пулемет «Максим»,
и он, встав на попа,
согласился с назначенной службой –
крестить озерцо, окропляя?..
 
А третий храм –
на груди  бесконвойного зэка,
вырезающего из лиственницы
для первого храма
пресвятой Богородицы лик.
 
В какой из трех храмов затеплить свечу,
огибая капканы попутных приходов,
приезжает из города
девушка на велосипеде?
 
Здесь гуси сторожевые
хватают за ноги меня
и перья роняют:
быть может, отыщется Пушкин?
 
Здесь пахнущие креозотом,
стеснительно скрежеща,
притормаживают железнодорожные составы
и подолгу стоят, неуклюжие,
чтобы наглядеться
на взорвавшую их путь
притаившуюся красоту.
 

 

Притча о кольчуге
Леонарду Постникову

 

Я – Ермак, но глядящий на Запад.
Шёл я против теченья, как мог.
И мой прах, что кольчугою заперт,
по теченью выносит Восток.
 
Обошло меня войско Кучума
на четыре столетья с лихвой.
Чу! Кочует по рекам кольчуга,
приближаясь к верхам Чусовой.
 
Но двойник мой вещает: - Опомнись!
Отгони проржавевшую блажь.
Не пристёгивай Каменный Пояс,
как державы пустой патронташ!
 
И гляжу я в закатные дали.
И объят озареньем клинок:
т а м опять мне кольчугу подарят,
чтоб я снова глядел на Восток.